January 24th, 2017

коша

(no subject)

От невозможности устаешь. Такая усталость и апатия, просто невероятная.
Невозможность существует одновременно как бы в двух измерениях или плоскостях. Может быть, в трёх, – не знаю, только она напоминает мне сферу, в которую помещена не я одна, но и другие имеют такие-же.
Внутри невозможность ограничивает меня поначалу в средствах выражения, а потом я понимаю, что уже не могу сказать о том, чего уже нет. Бог с ним, с косноязычием, знаю этот грех. Удручает другое. Скорость сменяющихся образов и мыслей такая, что гоняться за ними буквально опускаются руки: вот, казалось, нашлось некоторое важное объяснение или обнаружилась логическая связь. Но не тут-то было: ясное и явственное ощущение взгляда в хвост убегающему поезду – не разглядеть уже ни сколько вагонов, ни какого они цвета, ни (тем более) знакомого лица в одном из окошек. А так важно было что-то крикнуть этому знакомому, пока поезд набирал ход.
Снаружи невозможность имеет другую природу. Если та, внутренняя, напоминает глубину и булькнувший камешек, то внешняя больше похожа на огромную невидимую вохкую перьевую подушку. Вроде бы и податлива, а не пускает. Почти как во сне: бежишь, а не движешься с места; кричишь, а звука на слышно. Кошмар, в общем. Эта внешняя невозможность контакта повсюду – никто никого не слушает, все только и заняты публикацией селфи и описанием своей счастливой и сытой жизни и любви. Хоть в прямом смысле, хоть в переносном. Это как вам угодно.
коша

(no subject)

Язык нам для чего, чтобы ЧТО? Обмениваться информацей, коммуницировать, что ли? – чушь. Коммуницировать можно морзянкой, это если говорить об одной из самых сложных систем. То есть, получается, еще важно – какой язык? Морзянка тоже язык. Язык тела тоже язык. Мат тоже язык. И музыка тоже язык. И живопись. Все – язык. Но некоторым нужно не "говорить с кем-то", а "выговориться самому".

Выходит, для коммуникации подойдёт ЛЮБОЙ. А для выражения себя – только некоторые. Чтобы передать мысль, сгодится и самая простая тележка, а чтобы мысль наполнить чувством (или чувства облечь в мысль?) вообще ни о какой тележке не идет речь, поскольку важно ЧТО там, а куда везем вообще не важно.

Язык нужен не чтобы общаться (для этого тоже, но – минимум), а, скорей, чтобы РАЗмышлять. ИЗмышлять. ПРИдумывать. Словом, я о творчестве. Примат творчества в природе человека. Творение через слово. Творческое слово: художественный  язык, литература, поэзия, метафора, притча – ЗНАК.

Чтобы мы оставались людьми, нам нужно создавать знаки. Творить символы.

А мы, человеки, – не знаки ли? Сотворенные по подобию, тящие каждый свой смысл, имеющие каждый свои очертания и ПРИзнаки?

Если не творим, не отдаемся творчеству – ничего НЕ ЗНАЧИМ. НЕ ЗНАКИ. Незнаки ни к чему не нужны, их не жалко лишаться.

Вот я и думаю, сколько нас останется, сколько выживет? Единицы?